История

Топ-10 увлекательных гей-текстов из истории

Некоторые люди думают, что до того, как это стало легальным, геев просто не существовало. Поскольку февраль является месяцем истории ЛГБТК, было бы неплохо заглянуть в историю и посмотреть на некоторые произведения, которые были написаны геями и о геях. Оказывается, всегда существовали примеры однополого влечения, которые сегодня назвали бы геями, и некоторые геи трогательно писали о своем опыте.

Вот десять самых захватывающих текстов о геях из истории.

10 Сафо

Сапфо с острова Лесбос была одной из самых почитаемых поэтесс древнего мира. Она родилась около 630 года до нашей эры, и некоторые называли ее «Десятой музой» за красоту ее слов. Ее поэзия была собрана и сохранена в Александрийской библиотеке в целых девяти свитках — к сожалению, почти вся она теперь утрачена. До нас дошло лишь несколько цитат и фрагментов, найденных в песках Египта.

Именно тема поэзии Сапфо является и была самой шокирующей. Во времена, когда женщины должны были быть малоподвижными и в основном незаметными, она открыто писала о любви, которая развивалась между женщинами. Не зря слова «сапфический» и «лесбийский» стали обозначать гомосексуальные отношения между женщинами. Некоторые из ее стихов выражают радость, которую может принести однополая любовь. Другие посвящены боли, которая приходит с расставанием.

Честно говоря, я хотел бы умереть.
Когда она уходила, она плакала
очень много; она сказала мне,
«Эту разлуку надо
пережить, Сафо. Я ухожу не по своей воле».

9 Катулл

Катулл был римским поэтом первого века до нашей эры. Он знал всех самых важных людей в Риме и часто включал их в свою поэзию. Цицерон, Помпей Великий и Юлий Цезарь — все они фигурируют в его произведениях. Не все они были счастливы, учитывая тон его произведений. Катулл был язвительным писателем, который высмеивал чужие слабости. Цезарь считал, что Катулл своими стихами нанес серьезный ущерб его репутации, но когда Катулл извинился, он пригласил его на обед.

Одной из любимых тем Катулла была любовь или, по крайней мере, секс. В его произведениях представлены все виды отношений. В своих произведениях о геях Катулл рассказывает о своих отношениях с мужчинами.

«Твои медовые глаза, Ювентий,
если бы кто позволил мне продолжать целовать их,
я бы целовал их триста тысяч раз,
и не думал бы, что мне когда-нибудь будет достаточно,
если бы урожай наших поцелуев
был бы гуще, чем спелые колосья кукурузы».

Не все его стихи так нежны. Одно из них почти не поддается переводу из-за грязного языка, с которым он обращается к двум своим критикам-мужчинам.

«Потому что ты читала о моих бесчисленных поцелуях,
ты думаешь обо мне как о мужчине?
Я содомирую тебя и оттрахаю по черепу».

8 Алкуин

Это слова одного из величайших умов VIII века, оплакивающего одного из своих «друзей» мужского пола, покидающего его монастырь. Алкуин Йоркский был монахом и ученым, который стал одним из ближайших советников Карла Великого. Он также очень сблизился с некоторыми другими монахами, с которыми жил и работал. Кукушка из приведенного выше стихотворения была одним из соратников Алкуина, которому пришлось уйти. «Старик Алкуин тоскует по тебе».

Алкуин выражал свою любовь к другим мужчинам не только в поэзии. Некоторые из его писем к другим мужчинам считаются прекрасными примерами любовных писем геев.

«Я думаю о вашей любви и дружбе с такими сладостными воспоминаниями, преподобный епископ, что тоскую о том прекрасном времени, когда я смогу сжать шею вашей сладости пальцами моих желаний. Увы, если бы мне было дано… перенестись к вам, как бы я погрузилась в ваши объятия,… как бы я покрыла плотно сжатыми губами не только ваши глаза, уши и рот, но и каждый ваш палец и каждую вашу ногу, не один раз, а много раз».

7 Монахини

«Я люблю тебя превыше всего,
Только ты — моя любовь и желание…
Как горлица, потерявшая свою подругу.
И вечно стоит на бесплодной ветке,
Так я скорблю беспрестанно.
Пока не наслажусь вновь твоей любовью».

Это письмо было написано между двумя баварскими монахинями в 1100-х годах, сохранились и другие письма аналогичного возраста.

«Все приятное и восхитительное
без тебя кажется грязью под ногами.
Я проливаю слезы, как раньше улыбалась,
И сердце мое никогда не радуется.
Когда я вспоминаю твои поцелуи,
И как нежными словами ты ласкал мою маленькую грудь,
Я хочу умереть.
Потому что я не могу тебя видеть».

6 Вергилий

«Пастух Коридон любовью воспылал
К прекрасной Алексис, радости своего хозяина:
Не было места для надежды, но все же не меньше,
В густолиственной тенистой роще буковых деревьев.
Он все еще блуждал, и там один, как и прежде,
В леса и холмы лить свои бесхитростные звуки».

Так начинается вторая Эклога Вергилия, национального поэта римлян. Более известный своей эпической поэмой «Энеида», Вергилий также писал стихи о радостях сельской жизни. И во второй эклоге одна из этих радостей — любовь между пастухом Коридоном и мальчиком по имени Алексис.

Коридон скорбит о том, что Алексис не довольствуется ролью любовницы бедного пастуха.

«Ах, если бы вы довольствовались мной.
В скромной койке на грубых полях наш дом».

Вместо того чтобы быть счастливой пасторалью «Горбатой горы», это стихотворение показывает боль, которую безответная любовь может причинить геям, так же как и натуралам. Имя Corydon было позже позаимствовано писателем Андре Жидом для названия его книги диалогов о гомосексуальности.

5 Микеланджело

Микеланджело ди Лодовико Буонарроти Симони, более известный как просто Микеланджело, был одним из величайших художников эпохи Возрождения. Несмотря на его мастерство в живописи и скульптуре, в изображаемых им женщинах есть что-то явно странное. Странно мускулистые, с мужскими пропорциями и накладной грудью, они часто выглядят как очень красивые мужчины.

Микеланджело, похоже, влюбился в итальянского дворянина по имени Томмазо деи Кавальери, которого художник назвал «светом нашего века, образцом всего мира». Один биограф того времени сказал: «Бесконечно больше, чем любого другого друга, Микеланджело любил молодого Томмазо». Томмазо вдохновлял старшего Микеланджело на искусство и поэзию. Когда гомоэротические стихи Микеланджело были опубликованы после его смерти, его потомок изменил все местоимения с мужских на женские. В одном из стихотворений Микеланджело мечтал стать шелковичным червем, чтобы его можно было превратить в одежду, которая будет носиться рядом с кожей Томмазо.

«Весь день он прижимал меня к себе! Если бы я была
Обувь, которая несет его ношу! Когда пути
были мокрыми от дождя, его ноги я бы целовала!»

4 Ахилл и Патрокл

Илиада начинается с описания гнева Ахилла. Ахилл, величайший из греческих воинов, — гневливый человек, а также вспыльчивый и высокомерный. Единственный человек, к которому он проявляет нежность, — это его молодой соратник Патрокл. Когда Патрокл погибает во время битвы, в поэме описывается, как Ахилл переживает это известие.

«Черное облако горя окутало Ахилла, и обеими руками взял он темную пыль и рассыпал ее по голове своей и осквернил свое прекрасное лицо, и на его благоухающую тунику упал черный пепел. И сам он в пыли лежал распростертый, могучий в своем могуществе, и своими руками он рвал и портил свои волосы. А служанки, которым Ахилл и Патрокл достались как добыча, громко закричали от душевной боли… А напротив них Антилох причитал и проливал слезы, держа за руки Ахилла, который в своем благородном сердце сильно стонал, ибо боялся, как бы тот не перерезал ему горло ножом».

Хотя в «Илиаде» никогда не говорится прямо о романтических отношениях между Ахиллом и Патроклом, даже люди в древнем мире признавали их таковыми. Платон упоминает, что они были любовниками. Фрагменты утраченной пьесы Эсхила описывают «частые поцелуи» и «благочестивое соединение бедер».

3 Давид и Ионафан

1-я Царств 18 начинается словами: «После того как Давид окончил разговор с Саулом, Ионафан сделался одним духом с Давидом, и возлюбил его, как самого себя». Это партнерство только углубляется. «Ионафан заключил завет с Давидом, потому что любил его, как самого себя». Далее в Библии говорится, что «Ионафан снял с себя одежду, которая была на нем, и отдал ее Давиду вместе с туникой, и даже меч свой, лук свой и пояс свой». Несколько раз говорится, что Ионафан любил Давида «как самого себя».

Когда Ионафан умирает, Давид восклицает: «Скорблю о тебе, Ионафан, брат мой; ты был очень дорог мне. Твоя любовь ко мне была прекрасна, прекраснее, чем любовь женщин». Некоторые оспаривают гомосексуальное прочтение этой истории, но она принесла утешение некоторым христианам-геям.

2 De Profundis

В тюремной камере у Уайльда было время обдумать свои отношения с Бози. Результатом стало письмо к своей возлюбленной под названием De Profundis — «Из глубины». Бози, по общему мнению, был ужасным человеком, и теперь Уайльд осознал, до какой низости довела его любовь к Бози.

«Из моей природы вышло дикое отчаяние; преданность горю, на которое было жалко даже смотреть; ужасная и бессильная ярость; горечь и презрение; муки, которые рыдали вслух; страдания, которые не могли найти голоса; печаль, которая была немой. Я прошел через все возможные состояния страдания».

Это письмо — минутное препарирование того, как любовь, будь ты гей или натурал, может изменить твою жизнь. Уайльд говорит Бози: «Конечно, мне следовало бы избавиться от тебя», но он так и не сделал этого. Несмотря ни на что, Уайльд не смог разорвать свою привязанность к Бози.

1 «Симпозиум» Платона

Слышали ли вы когда-нибудь выражение «найти свою вторую половинку»? Его можно проследить вплоть до трудов Платона и текста, в котором содержится один из самых трогательных образов того, что такое любовь. В «Симпозиуме» группа высокопоставленных и образованных мужчин собирается, чтобы обсудить тему любви. Поскольку действие происходит в Древней Греции, обсуждаемая любовь имеет тенденцию к гомосексуальной. Когда приходит время Аристофану, греческому комику, произнести речь о любви, он рассказывает миф, объясняющий возникновение любви — гомосексуальной и гетеросексуальной.

В начале, говорит Аристофан, «полов было не два, как сейчас, а изначально три; были мужчина, женщина и союз двух полов». Эти первоначальные люди были похожи на двух людей, прижавшихся друг к другу спина к спине, с двумя лицами, четырьмя ногами и четырьмя руками. Некоторые из них были двумя мужчинами, некоторые — двумя женщинами, а некоторые — мужчиной и женщиной. К сожалению, эти люди стали высокомерными и вызвали недовольство богов. Зевс разрезал их на две части.

Теперь, согласно этой истории, мы все просто половинки людей, блуждающие в поисках своей второй половины. Если мужчина изначально был частью двойного мужчины, он гомосексуалист, если женщина была частью двойной женщины, она лесбиянка, а смешанные люди стали гетеросексуалами. Только когда мы находим отрезанную от нас половину, мы чувствуем себя полноценными — и именно поэтому любовь так хороша.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *