Факты

10 вещей, которые школы перестали преподавать (но не должны были)

Рискуя прослыть родителем и получить в ответ укоризненные взгляды (или обзывательства из-за ненависти к возрасту, вызванной потерей некоторых пунктов из этого списка, ok boomer?), некоторые из нас, родителей, обнаруживают, что чешут голову над тем, насколько школьные программы отличаются от тех, с которыми мы сталкивались. После более чем года занятий в классе за кухонным столом многие из нас чешут лысину, поскольку с недоверием и ужасом воочию видят различия. Времена меняются, и приоритеты тоже. Но не все изменения должны были произойти.

10 Типирование

Сотовые телефоны существуют с 1984 года, но отправка текстовых сообщений стала доступна только с конца 1990-х годов. На самом деле, сотовые телефоны – тогда они назывались “мобильными” – не имели полноценных клавиатур до выхода коммуникатора Nokia 900i в 1997 году. А сейчас? Согласно исследованию, проведенному в 2017 году (не учитывающему обмен сообщениями между приложениями), каждый час в мире отправляется более 900 миллионов текстовых сообщений, а ежедневно – 22 миллиарда.

Полагая, что их ученики учатся печатать на своих мобильных телефонах и ноутбуках, школы начали исключать из своих и без того загруженных учебных планов то, что было основным в них на протяжении столетия: уроки машинописи.

В те времена студентов обычно обучали “сенсорному набору текста” или “клавиатуре”, которую, как сообщается, придумал судебный стенографист Фрэнк МакГуррин в 1888 году. Студентов учили начинать печатать, касаясь пальцами определенных клавиш – так называемого “домашнего” ряда – в центре английской клавиатуры. Положив пальцы на клавиши A, S, D, F, J, K, L и ;, студенты затем тренировали мышечную память пальцев, находя остальные клавиши по их положению относительно “домашнего ряда”. Таким образом, они могут достичь скорости более 100 слов в минуту.

Недавно учителя заметили, что ученики, не имеющие навыков набора текста, разрабатывают свой собственный идиосинкразический метод “peck and hunt”. Одна учительница из Вашингтона отметила, что у ее учеников начальной школы уходит до 10 минут на набор текста в Google. Был распространен мем о том, как ученик с помощью большого пальца набирает текст на клавиатуре. Этот мем больше не смешной.

Но скорость – не единственное преимущество сенсорного набора текста. Такая техника является примером когнитивного автоматизма – навыка, когда человек делает что-то без сознательного внимания к процессу. Вождение автомобиля, езда на велосипеде или чтение (без озвучивания слов) – другие примеры. При наборе текста этот процесс освобождает сознание от необходимости думать о структуре предложения, синонимах или правильном способе выражения мысли, а не о том, где находится знак вопроса.

9 Прописью

Аргумент в пользу отказа от обучения скорописи заключается в том, что в наши дни подавляющее большинство письменных работ выполняется на клавиатуре. А в тех редких случаях, когда нам нужно приложить ручку к бумаге, печатать гораздо менее сложно. Все это правда. Но, по мнению экспертов, теряются нейронные пути, которые стимулирует скоропись в нашем мозгу. Скоропись оживляет взаимодействие между правым и левым полушариями головного мозга, повышая остроту ума. Сравнение снимков МРТ или КТ людей, печатающих и пишущих скорописью, показывает, по словам одного исследователя, “что последовательные движения пальцев, используемые при письме, активизируют обширные области мозга, вовлеченные в мышление, язык и рабочую память”. С клавиатурой дело обстоит иначе.

Преимущество “рабочей памяти” проявляется практически сразу. Ведение записей в классе скорописью заставляет студента обрабатывать содержание и переосмысливать его, что повышает запоминание и понимание. Исследования показали, что скоропись помогает студентам сохранять материал на неделю дольше, чем если бы они печатали его на машинке или в печатном виде.

Исследования также показали, что повторение правильного нажима и угла наклона ручки к бумаге и планирование того, где и как начать слово для плавного движения слева направо, развивает физическую и пространственную осведомленность. Это создает нейронные пути для других сенсорных навыков, таких как застегивание, застегивание и завязывание шнурков. Повторение соединения слов развивает мышечную память об общих последовательностях (“i перед e, кроме после c”), интервалах и написании. Это похоже на то, как пианист приобретает мышечную память через повторение.

Для детей с дислексией (инверсия букв в словах), дисфагией (затрудненная речь) или дефицитом внимания печатание букв представляет большую сложность, чем скоропись, поскольку в первом случае буквы начинаются и останавливаются. Некоторые печатные буквы – например, b и d – могут показаться ребенку, испытывающему трудности, слишком похожими.

Неспособность писать скорописью означает, что человек, скорее всего, не способен читать скоропись, что делает его функционально неграмотным в одном из аспектов собственного языка. Например, им будет трудно прочитать оригинал Декларации независимости или Конституции. Курсивную подпись труднее подделать, чем печатную. Самое главное, было доказано, что скоропись повышает скорость письма и самодисциплину, что может привести к повышению самооценки, которую человек приобретает, овладев каким-либо навыком.

8 Магазин

С конца 1990-х годов эксперты в области образования выявили тревожную тенденцию: большой процент детей в возрасте от 16 до 24 лет не учатся и не работают. Признаком того, что ребенок переходит от подросткового возраста к взрослой жизни, является получение работы или высшего образования, а если это не так, то детские психологи называют их “оторванными от жизни”. Эти дети не только не развивают зрелость, чтобы справляться с жизненными проблемами, но и не получают образования или трудового стажа, чтобы зарабатывать хотя бы на достойную жизнь. У них также нет социальных и трудовых сетей, которые продвинут их на работе, которую они получат. Социальные сети и игры только усугубили эту проблему, и легко бить в лоб этих детей, называть их “тупицами” и огрызаться, чтобы они нашли работу. Но, возможно, это не явный случай лени.

По ужасающей иронии судьбы, закон “Не оставляй детей без внимания” от 2002 до 2015 года был призван остановить эту тенденцию, повысив трудоспособность детей в рабочей силе, но, возможно, сделал обратное. В частности, NCLB должен был выровнять условия для меньшинств, малоимущих и детей с особыми потребностями или ограниченными навыками владения английским языком. В то время как NCLB может претендовать на определенный успех, это не так в отношении процента детей с неуспеваемостью. В 2000 году этот процент составлял 3,9%. К 2010 году он вырос до 7,5%. Не улучшил ситуацию и преемник NCLB – закон “Об успехах каждого учащегося” (с 2016 года по настоящее время): одно исследование 2018 года показало, что 18% детей в возрасте от 18 до 24 лет не имеют доступа к образованию. Мы также не увидели ожидаемого снижения числа детей из числа меньшинств или бедных слоев населения, не имеющих доступа к образованию.

Одна из неоднократных критических замечаний в адрес NCLB и ESS заключалась в том, что они навязывали школам и их ученикам узкие академические стандарты под видом стандартизированного тестирования, а учителей, ограниченных во времени, заставляли “учить по тесту”. Это не оставляло места для школьных занятий, не подлежащих тестированию, таких как уроки труда. В результате мастерская почти вымерла.

В прошлом на уроках труда преподавали все: от использования инструментов, ведения домашнего хозяйства и ремонта автомобилей до изготовления вещей своими руками с помощью дерева, металла, керамики и, в последнее время, 3D-принтеров. Это была творческая отдушина для тех, кто не играл на инструменте или на сцене. И это было знакомство с профессиями. Нам давно нужны люди для работы в таких профессиях, как электрики, фельдшеры, сантехники, повара, плотники, механики, инженеры и строители. Они, пожалуй, не менее важны, чем профессии, требующие высшего образования. Но детям об этом не говорят.

В торопливом стремлении записать всех в группу подготовки к колледжу, детей часто отталкивали от профессий, даже если их навыки должны были привести их прямо к ним. Этим детям часто говорят, что, поскольку они испытывали трудности в учебе, они чем-то уступают детям, поступающим в колледж, что они обречены на неудачу. К сожалению, некоторые родители подхватывают эту мантру, без нужды ущемляя самооценку своего ребенка. Любой, кто изучал заработную плату электрика или сантехника (не влезая в долги колледжа), знает, что это неправда.

7 Латинский язык

На рубеже 20-го века более 50% всех учащихся государственных средних школ США изучали латынь в качестве обязательного иностранного языка, в основном потому, что латынь была необходима для поступления в колледж. В 1958 году Конгресс принял Закон об образовании в области национальной обороны, который, как следует из названия, был направлен на подготовку детей к изучению предметов, имеющих отношение к национальной обороне, таких как математика и естественные науки. Латинский язык не был утвержден в качестве предмета. Это привело к резкому сокращению числа учащихся на курсах латыни: 702 000 старшеклассников в 1962 году до 150 000 в 1976 году. Хотя в последнее время наблюдается возрождение латыни в средней школе, она по-прежнему остается в основном в колледжах и подготовительных школах.

Латынь часто называют мертвым языком, но это ошибочное мнение. Это правда, что мало кто за пределами мира Гарри Поттера говорит на латыни, но 60% всех английских слов и 90% всей лексики в технике и науке имеют латинские или греческие корни. Изучение латинских корней расшифровывает английский язык и математику (другой язык, который, как и латынь, в значительной степени опирается на логику, упорядоченное мышление и внимание к деталям) для ученика. В одном исследовании сравнивались результаты тестов студентов, изучавших латынь, с результатами тех, кто изучал испанский, французский и немецкий языки. Студенты, изучавшие латынь, опередили других студентов по английскому языку на один год, а по математике – на 9 месяцев.

Поскольку латынь требует от студентов разбора грамматических структур и частей речи, она готовит студентов к изучению других языков. Как только студент познакомится с такими понятиями, как грамматический род, спрягаемые глаголы, согласование и склоняемые существительные, он сможет перейти к тем же понятиям в других языках, даже таких сложных, как русский. Около 80% слов в романских языках (итальянский, французский, испанский, румынский и португальский) и большая часть их лексики, структуры и грамматики пришли из латыни.

Мы уже говорили о том, что большинство научных жаргонов уходит корнями в латынь (и греческий), поэтому никого не должно удивлять, что изучение латыни очень полезно для студентов научных и медицинских вузов. Но и юридическая лексика также в значительной степени основана на латыни. И хотя компьютерные языки разнообразны и постоянно меняются, все они основаны на логических последовательностях, как и латынь.

6 Кулинария

Изначально уроки домашней экономики были включены в учебные программы для обучения женщин навыкам работы вне дома, но в 1960-70-е годы они стали рассматриваться как средство удержания женщин дома и вне рабочего места. Отчасти это объясняется сегрегационным характером курса: он был обязательным для девочек, так же как и магазин для мальчиков. Но упадок курсов домоводства в меньшей степени был связан с восприятием, а в большей – с рекрутерами колледжей.

В учебном году, начавшемся в 1970 году, женщины получили только 9,1% всех степеней бакалавра в области бизнеса. В 1984 году этот показатель составил 45%, а в 2001 году – 50%. В 2017 году женщины получили 61% или выше степеней бакалавра в 9 из 16 академических областей. Сейчас женщины составляют 56% всех студентов бакалавриата в США. Чувствуя эту тенденцию, педагоги стали уделять больше внимания подготовке к поступлению в колледж, чем подготовке к домашней жизни, как для мальчиков, так и для девочек. И это несмотря на то, что около 70% всех выпускников средних школ будут нуждаться в подготовке к колледжу, в то время как почти 100% – выпускники или не выпускники – будут нуждаться в подготовке к домашней жизни.

“В высшем образовании определенно присутствует атмосфера: “Как это развивает рыночные навыки?”. И это, похоже, просочилось в сферу от К до 12″, – говорит один из педагогов. “Преподавание по тестам и метрикам никогда не было столь важным, а шитье и кулинария не входят в этот список”. Учитывая эти приоритеты, а также сокращение бюджета и нехватку времени, домашняя экономика – теперь называемая “Семейные и потребительские науки” – обычно является первым курсом, который вычеркивается из учебного плана.

В те времена предмет “Домашняя экономика” преподавался именно так, как следует из названия: составление домашнего бюджета, открытие и ведение банковского счета, оплата счетов, заполнение налоговой декларации, преимущества и ловушки кредитных карт, а также накопление средств на пенсию. Кроме того, как и магазин, этот предмет был зонтиком для множества предметов, начиная от шитья, воспитания детей и кулинарии. Поскольку в средней школе эти предметы ушли в прошлое, многие изучают их в колледже. Это было бы прекрасно, если бы каждый взрослый, который в них нуждается, мог позволить себе курсы в колледже. Но это не так.

Один из предметов, изучаемых на уроках домоводства, который пропускается чаще других, – это кулинария. Миллениалы, в частности, подвергаются критике за то, что они никогда не готовят ничего, что не достается из коробки или морозильника и не отправляется прямо в микроволновку. Они чаще, чем предыдущие поколения, берут что-то в кафе или ресторане. Это, конечно, очень вредно для здоровья и способствует ожирению. Сам процесс приготовления пищи сжигает калории и меняет образ мышления с переработанных продуктов на более свежие и питательные. Когда повар готовит еду, он или она берет на себя ответственность за нее, что повышает вероятность того, что они съедят ее и сохранят остатки. А приготовление пищи обходится значительно дешевле, чем переработанная пища из морозильной камеры или из ресторана.

5 Межличностное общение

Просматривая блоги и ленты на тему технологий в классе, можно обнаружить жаркий спор. С одной стороны, многие защищают учителей и школы, которые настаивают на том, чтобы их ученики проверяли свои мобильные телефоны у дверей. С другой стороны, есть много разглагольствований от учеников и родителей, которые настаивают на том, что такая практика устарела и что ученики должны быть постоянно на связи с внешним миром. Но статистика вызывает тревогу. Дети в возрасте от 8 до 10 лет подвергаются воздействию СМИ 8 часов в день, что составляет половину их бодрствования. Для подростков это число увеличивается до 9 часов.

Результаты неутешительны. Среднестатистический человек переключает свое внимание с мобильного телефона на ноутбук или планшет 21 раз в час, тренируя человеческий мозг, который имеет более короткий период внимания (8 секунд), чем золотая рыбка (9 секунд). В то время как пожилые люди приспособились балансировать между взаимодействием с экраном и лицом к лицу, у миллениалов опыта в этом вопросе гораздо меньше. Одно из мест, где это проявляется, – разрешение конфликтов. “Я не могу представить, как эти дети сидят на собеседовании и легко ведут взаимный разговор”, – говорит детский психолог Мелисса Ортега. “У них не было этих лет обучения неловким паузам. Умение терпеть дискомфорт – это не то, к чему они привыкли”. Хуже того, отсутствие общения лицом к лицу означает, что миллениалам труднее считывать эмоции другого человека по его лицу. Они также не знают о таких простых элементах общения, как зрительный контакт. Для того чтобы установить эмоциональную связь с другим человеком, зрительный контакт должен поддерживаться в течение 60-70% разговора. Но сегодня люди поддерживают его не более 30% разговора.

В ходе опроса 2018 года 80% руководителей и менеджеров по найму заявили, что навык номер один, который они ищут в кандидате, – это хорошие разговорные навыки. Они также сказали, что менее 50% их кандидатов обладают тем, что они ищут. Таким образом, если приоритетом школ является трудоспособность наших детей, то школы терпят неудачу.

В свое время ненавистный класс речи давал студентам возможность отточить свои вербальные навыки, но это еще один предмет, вытесненный из учебных программ. Десятилетия назад существовал еще один предмет, известный как этикет, который, по сути, обучал хорошим манерам. Многие скажут, что манерам нужно учить дома. Но это не так. На занятиях по этикету ученики узнавали все – от того, как завязывать галстук, до правильного рукопожатия и важности зрительного контакта.

Учителя пытаются исправить ситуацию, настаивая на проведении презентаций в классе, но они вызывают такую же ненависть. В одном из твитов 15-летний подросток заявил, что презентации в классе равносильны издевательству над социально озабоченными, и выступил за то, чтобы дать ученикам право выбора, выступать или нет. Этот твит был ретвитнут 130 000 раз и получил полмиллиона “лайков”. Один человек ответил, что учеников также не следует заставлять поднимать руку и участвовать в уроке. Интересно, какую работу рассчитывают найти эти два подростка, которая освободит их от вербального общения только потому, что они тревожны? Или на какие личные отношения они могут рассчитывать, если они не будут принимать вербального участия.

4 Гражданское право

Раньше гражданский язык преподавался в средней школе вместе с курсом американского правительства в старших классах. Затем образование столкнулось с 60-ми годами, Вьетнамом и Уотергейтом, и у американцев больше не было энтузиазма по поводу курсов о своем правительстве. В школах, которые стали называть “новыми социальными исследованиями”, преподавались конкретные общественные науки, такие как экономика и психология. Но не гражданские науки. К 1986 году половина учеников старших классов заявили, что они не изучали курс американского государственного устройства. В следующем году возникло движение за возвращение гражданского образования в класс.

Сегодня граждановедение обычно преподается в средней школе, но споры о гражданской грамотности все еще продолжаются. В апреле 2020 года руководящий орган Университета Пердью в штате Индиана рассмотрел резолюцию о том, чтобы обязать своих студентов сдавать тест на гражданскую грамотность перед выпуском. Многие члены совета задались вопросом, почему такое обременительное требование должно быть навязано их выпускникам и почему их заставляют изучать то, что должно было преподаваться в К-12.

В Индиане требуется семестр гражданского образования в средней школе, но они не входят в число 17 штатов, которые требуют сдачи экзамена по гражданской грамотности для окончания средней школы. Каждый штат требует прохождения “курса гражданственности” или обществоведения, но качество этого обучения в лучшем случае неравномерно.

Например, 9 штатов требуют изучения гражданского права в течение полного школьного года, 30 – в течение семестра, а остальные 11 штатов не устанавливают объем преподавания гражданского права. В то время как 25 штатов разрешают зачесть учащимся волонтерство или гражданскую активность в своем сообществе, только один штат – Мэриленд – требует этого для окончания средней школы. Только 31 штат требует так называемой “полной учебной программы” по граждановедению, которая включает “Объяснение/сравнение демократии”, “Конституцию и Билль о правах” и “Участие общественности”.

И это видно. Опрос 2016 года показал, что только 26% взрослых американцев могут назвать все три ветви своего правительства. Опрос 2018 года показал, что 2 из 3 американцев не смогли бы пройти тест на гражданство США. Один опрос выпускников колледжей показал, что большинство из них не смогли назвать происхождение разделения властей, отца Конституции или ограничения срока полномочий членов Конгресса. Другой опрос показал, что треть американцев не смогли назвать ни одного из пяти основных прав, содержащихся в Первой поправке. Некоторые ответы не просто печальны, они смехотворны. Почти 10% выпускников колледжей считают, что в Верховном суде заседает судья Джуди. А причина холодной войны? Некоторые ответили, что это было “изменение климата”.

3 Обучение водителей

В 1970-х годах 95% учащихся средних школ, имеющих право на обучение, проходили курс обучения вождению, обычно летом между вторым и третьим курсом. После того, как в начале 1980-х годов было проведено исследование, поставившее под сомнение, насколько обучение вождению повышает безопасность подростков на дорогах, государственное финансирование сократилось, а страховые взносы в школах резко возросли. Программа обучения вождению начала переходить к частным компаниям и онлайн-курсам. Проблема заключалась в том, что и частные, и онлайновые курсы не были (и до сих пор не являются) последовательно регулируемыми, что делает их, как сказал президент Фонда безопасности дорожного движения ААА, “более быстрыми, дешевыми, но не обязательно лучшими программами”.

Более того, не каждый подросток может позволить себе оплату частных уроков, которая может достигать 500 долларов. Это помимо оплаты автомобиля, страховки и бензина. Именно поэтому число старшеклассников, получающих водительские права, снижается. По всей стране процент 16-летних, не имеющих водительских прав, снизился с 46% в 1983 году до 24% в 2016 году. За тот же период процент 19-летних, не имеющих прав, снизился с 87% до 69%. Больше всего пострадали бедные слои населения. Возьмем Каламазу, штат Мичиган, где 32% семей живут ниже федерального уровня бедности. Мичиган начал переход от государственного к частному обучению вождению в 2004 году, и. в целом по штату число подростков, получивших права до 18 лет, снизилось на 5% с 2004 по 2016 год. В Каламазу этот показатель снизился на 13%.

Другая причина заключается в том, что примерно в это же время в штатах начали действовать законы о поэтапном получении водительских прав, которые запрещают определенные виды рискованного вождения, например, вождение ночью и с другими подростками. На этих этапах обычно требуется определенное количество часов вождения под присмотром родителей или инструктора по вождению. Это происходит до тех пор, пока им не исполнится 18 лет. Некоторые подростки просто ждут этого возраста, чтобы не ездить под присмотром или не платить за обучение. Это означает, что они могут выехать на дорогу вообще без обучения вождению. Чтобы компенсировать эту потенциальную катастрофу, некоторые штаты рассматривают возможность введения требования об обязательном контроле до 21 года, что не будет пользоваться популярностью.

Решение, конечно же, состоит в том, чтобы вернуть обучение вождению в средние школы и отказаться от зачастую сложной и непоследовательной системы выпуска. Существует ряд преимуществ обучения вождению под эгидой школы. Утвержденный учебный план может включать обучение детей тому, как менять шины, проверять масло и находить важные детали автомобиля. Учащиеся, проходящие обучение в школе, как правило, моложе, и обучение, основанное на опыте, запомнится им надолго. А школьные курсы вождения обычно проводятся в группах, когда инструктор выезжает на дорогу с двумя или тремя детьми, чтобы отработать их навыки. Это позволяет ученикам учиться не только на собственном опыте, но и на опыте своих одноклассников.

2 Играть

Большинство пунктов в этом списке относятся к средней школе, но изменения в учебных программах затронули весь спектр. Нигде это не было так очевидно, как в классе детского сада и на игровой площадке. В 2019 году учителя детских садов в Бруклине, штат Массачусетс, публично критиковали политику своих округов, направленную на вытеснение игрового времени в их классах ради более жесткого и прямого обучения, основанного на тестах. Одна из учительниц вспоминает, что еще десять лет назад у ее детей было 2 получасовые перемены и занятия, состоящие из игр и социально-эмоциональных упражнений. Теперь у них только одна перемена и несколько блоков уроков, ориентированных на достижение целей, которые преобладают в старших классах. Дети теперь более напряжены и не любят школу.

Справедливости ради, школьная администрация Бруклина утверждает, что причиной изменений стала их обеспокоенность тем, что дети из малообеспеченных семей не посещают дошкольные учреждения и не обладают навыками чтения, которые есть у выпускников дошкольных учреждений. “Мы прекрасно понимали, что если дети не будут бегло читать к третьему классу, то шансы наверстать упущенное будут практически непреодолимы”, – сказал суперинтендант Эндрю Ботт.

Но исследования не подтверждают их надежд на улучшение понимания прочитанного. Еще в 1970-х годах в Германии было проведено исследование, в котором выпускники 50 детских садов с игровым обучением сравнивались с 50 детскими садами с прямым обучением. Вначале были получены положительные результаты для группы с прямым обучением, но к 4 классу их успеваемость по математике и чтению была значительно хуже, чем у детей, обучавшихся по игровой методике. Они также были менее зрелыми в эмоциональном и социальном плане. Два исследования, проведенные в Америке среди детей из малообеспеченных семей, дали схожие результаты: первоначальные успехи исчезли, а через несколько лет даже изменились на противоположные. В одном из исследований дети были прослежены в возрасте 15 и 23 лет, и не было обнаружено никаких академических различий с детьми, обучавшимися по методу игры, но были обнаружены значительные различия в эмоциональном и социальном плане. Дети из группы прямого обучения в 23 года были более склонны к “трениям” с другими людьми, реже состояли в браке и жили со своим супругом, а также чаще имели судимости (39% по сравнению с 14% в другой группе). Около 19% этих арестов были за нападение со смертельным оружием по сравнению с 0% в другой группе.

Эксперты считают, что обстановка в классе, где детсадовцы самостоятельно решают свои дела и разрешают конфликты путем переговоров, развивает положительные социальные навыки на всю жизнь. Занятия как с неструктурированной свободной игрой, так и с управляемой игрой с упражнениями, стимулирующими творчество и любопытство, помогают детям развиваться как целостная личность. В такой среде дети учатся регулировать собственные эмоции и реакцию на них других людей, сопереживать и выражать сочувствие, и это даже повышает уровень языковых навыков ребенка.

В ответ на протесты из Бруклина учителя со всей страны прислали свой собственный анекдотический опыт, демонстрирующий, что проблема не ограничивается Бруклином. Одна воспитательница детского сада написала:

“Слова, которые прозвучали из моих уст этой осенью: “Мы НЕ играем в детском саду. Больше так не делай!” (ученику, который строил очень крутого 3D-скорпиона из математических блоков вместо того, чтобы выполнить задание на сложение); “Нет, я не могу читать тебе “Кота Пита”. Мы должны заниматься чтением” (90 минут ежедневного урока по сценарию); “Эти зажимы (висящие на потолке) нужны, когда мы занимаемся искусством. Нет, мы не можем заниматься искусством. Мы должны делать наш урок чтения” (мои киндеры ходят на 40-минутный урок рисования раз в месяц); “Нет, вы не можете смотреть книги/играть с игрушками” (игрушки и игры для обучения грамоте). ‘Нет, мы не можем проводить научный эксперимент. Мы должны читать”. ‘Нет, мы не можем раскрашивать. Мы должны заниматься чтением”. … Я ненавижу свою работу. Люблю своих детей, ненавижу учебный план. Но я не могу позволить себе уволиться. Слишком близко к пенсии, чтобы начинать все сначала”.

1 Логика или критическое мышление

Когда-то в средних школах был курс – обычно факультативный – известный как “Критическое мышление” или, иногда, просто “Логика”. На этом курсе учеников учили не тому, что думать, а тому, как думать. Их учили подвергать сомнению все, что они читают или слышат, ничего не принимать за чистую монету и откладывать суждения до тех пор, пока они не выслушают все стороны спора. Больше всего их учили избегать “группового” мышления. Они обсуждали различные интерпретации фильмов, телепередач и других культурных средств. Их учили структурированному анализу и давали упражнения на спорные темы, такие как текущие события, политика, история, естественные науки, экономика, социология, даже религия, и предоставляли безопасное место для дискуссий. Известные в кругах психологов как “мягкие навыки”, опрос Гэллопа 2013 года показал, что 80% американцев хотели бы, чтобы детей К-12 учили этим навыкам.

Этот предмет был исключен из большинства учебных программ, потому что на него просто не хватало времени. Государственные и федеральные департаменты образования предписывают преподавать так много предметов, что курсы по логике были вытеснены. Некоторые учителя продолжали преподавать критическое мышление в рамках своих дисциплин, но с увеличением количества предписаний даже эти дисциплины приходилось преподавать быстро и поверхностно, гарантируя, что и учитель, и ученик не будут скучать. Ограниченность во времени означала, что все, что говорит преподаватель или написано в текстах, должно приниматься за чистую монету, без вопросов, даже без рассмотрения альтернативных объяснений или теорий. Результатом стали поколения, которые некритично воспринимают любой блог или новостную ленту, проглатывая их целиком (или отвергая их из-за личного мнения создателя). Поколения, которые перенимают модный образ мышления, не задумываясь о его последствиях. Поколения, которые хотят наказать альтернативные точки зрения вместо того, чтобы изучить возможность того, что они могут быть обоснованными. Поколения, которые считают несогласие не просто чьим-то мнением, а оскорблением их самолюбия. Ни один школьный курс не сможет изменить все это, но все начинается с первого шага.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>