Путешествовать

Десять трагических историй с малых островов Нью-Йорка

В Нью-Йорке находится, пожалуй, самый известный остров в мире: участок длиной 13 миль и шириной 2 мили под названием Манхэттен. Фактически, из пяти районов Нью-Йорка только один – Бронкс – связан с материковой частью США.

Гораздо меньшие участки усеивают Ист-Ривер, Лонг-Айленд-Саунд и другие водоемы, протекающие через городскую черту. У большинства из них ужасная история.

10Воспоминание о тебе: руины острова Рузвельта

В 1979 году оспа была окончательно ликвидирована – но не раньше, чем она прошла через Нью-Йорк.

Остров Рузвельта – это узкая, двухмильная полоса между Манхэттеном и Квинсом, достаточно большая для собственной остановки метро, фирменного трамвая Человека-паука, нескольких многоквартирных домов и технического кампуса Корнельского университета. На его южной оконечности находятся два соседних, разительно отличающихся друг от друга сооружения: нетронутый парк и памятник, посвященный его тезке Франклину Делано Рузвельту, и руины больницы XIX века, где жертвы оспы были отделены от города и за ними ухаживали, часто безрезультатно.

С 1856 по 1875 год в учреждении, известном сегодня как больница Ренвик (по имени ее архитектора), проходили лечение около 7 000 пациентов в год. За два десятилетия здесь погибло почти 10 000 человек. Затем, как и в случае со многими другими учреждениями, разросшееся население города настигло и его. По мере роста населения острова Рузвельта отделение оспы было переведено на более крошечный и отдаленный остров Норт-Бразерс. К 1950-м годам больница Ренвик стала бесполезной и была заброшена городом, быстро придя в упадок.

9Острова Рэндаллс/Уордс: Веселое настоящее, неблагополучное прошлое

В миле к северу от острова Рузвельта находится остров Рэндаллс, более короткий, но широкий участок на стыке Манхэттена, Квинса и Бронкса, до которого можно добраться по мосту Роберта Ф. Кеннеди (бывший мост Трайборо). Сегодня Рэндаллс известен двумя вещами: концертными площадками, где проводятся популярные музыкальные фестивали, а также футбольными полями, бейсбольными и футбольными площадками, на которых проводятся тренировки и игры многих школ Нью-Йорка. (Интересный туристический факт: здесь также находится лучшее в городе поле для мини-гольфа).

Этот район не всегда был таким хорошим местом. На протяжении десятилетий город укрывал здесь многих бедных, больных и заключенных. Как и во многих других крошечных районах этого списка, власти Нью-Йорка рассматривали реку как готовый ров для физического изгнания неимущих; собственно, “Остров неугодных” когда-то был прозвищем острова Рэндалла.

Вернее, его соседей. Потому что сам остров Рэндаллс был сегрегирован – рукотворным потоком, метко названным каналом Литтл Хелл Гейт. Они назвали второстепенную территорию островом Уорда, который, хотя и занимал площадь менее квадратной мили, тем не менее, содержал смертельно больных, душевнобольных и несовершеннолетних правонарушителей. Среди прочих достопримечательностей – неприглядный сиротский приют и гончарное поле. В буквальном смысле слова, в Уордсе также находилась (и продолжает находиться) станция очистки сточных вод.

Randall’s и Ward’s воссоединились в 1960-х годах, и депрессивное прошлое этого дуэта не совсем осталось позади. На месте бывшей дряхлой психушки теперь находится едва ли менее дряхлый Манхэттенский психиатрический центр.

8Сделано для карантина: Острова Хоффман и Суинберн

Несмотря на знаменитую статую, которая, начиная с 1876 года, украшала другой близлежащий остров – статуя, призывающая иностранные государства “дать мне ваших усталых, ваших бедных, ваших сгорбленных масс, жаждущих дышать свободно”, – Нью-Йорк не хотел иметь ни одного заразного больного.

К югу от моста Верраццано Нэрроуз, соединяющего Бруклин и Статен-Айленд, находятся два крошечных участка, которые существуют ровно 151 и 148 лет соответственно. Меньший из них, Суинберн, был создан на свалке в 1870 году, а его более крупный аналог, Хоффманн, был построен в 1873 году. Однако в то время мало кто знал эти причудливые названия; для большинства они были просто Нижним и Верхним Карантинными островами.

Самое известное место приема иммигрантов в Нью-Йорке, остров Эллис, начал свою работу только в 1892 году. В течение 35 лет до этого новоприбывших обрабатывали в замке Гарден (ныне замок Клинтон) на южной оконечности Манхэттена.

До 1870 года иммигрантов, подозреваемых в заражении, помещали в карантин на Статен-Айленде – не совсем справедливо, поскольку он стал частью Нью-Йорка только в 1898 году. Поэтому Нью-Йорк использовал мусорные свалки для создания двух островов – большого для потенциально зараженных (но бессимптомных) и маленького для тех, у кого проявлялись симптомы того или иного инфекционного заболевания. По сути, это крошечная искусственная чашка Петри.

Удивительно, но там умерло всего около десятка человек, включая врача. Примечательно, что во время Первой мировой войны больница Суинберна использовалась для лечения американских солдат, страдающих венерическими заболеваниями. Сегодня обе больницы являются необитаемыми птичьими заповедниками, а их руины включены в состав Национальной зоны отдыха Гейтвей.

7Что в имени? Крысиный остров

В полумиле от Сити-Айленда, соединенного с Бронксом дамбой, в Лонг-Айленд-Саунде находится островок площадью 2,5 акра, не имеющий определенного происхождения и носящий менее привлекательное название: Крысиный остров. Существуют три варианта.

Начнем с самого обыденного, связанного с морской навигацией. Поскольку остров находится между двумя большими участками суши – Сити-Айлендом и Харт-Айлендом (подробнее об острове Харт читайте в двух последних записях), – вероятно, крысоловки когда-то использовались в качестве шумового устройства для предупреждения проплывающих ночью судов о близлежащей земле. Согласно этой теории, которую отстаивает нынешний владелец острова Алекс Шибли, “рат” – это сокращение от “погремушка”.

Теперь о более занимательных. Во время эпидемии брюшного тифа в 1800-х годах на острове располагалась карантинная больница на 40 человек. В те времена островок считался частью Пелхэма и стал известен под аллитеративным названием “Пелхэмский пестхаус”. Вся эта деятельность, конечно же, привлекала паразитов – отсюда и Крысиный остров.

Но последняя возможность – самая крутая. Среди прочих печально известных учреждений, на соседнем острове Харт когда-то находилась тюрьма. В 19 веке “крыса” было термином, которым охранники называли заключенных. Чтобы сбежать на Сити-Айленд (и на материк), нужно было проплыть милю, а крошечный островок между ними был естественным местом отдыха; многие даже носили на голове коробки, чтобы их не приняли за плавающий мусор. Крысиный остров: передышка на пути к свободе для преступников.

6 Самый маленький и странный: остров У Тан

28 августа 1973 года пассажиры метро пережили кошмар каждого жителя Нью-Йорка. Бетонная плита в туннеле под Ист-Ривер обрушилась, убив одного пассажира и зажав 1000 других в 115-градусной жаре и дыму более чем на час. Их близкой могилой стал туннель Стейнвей, названный так в честь фортепиано, производимых в Астории, Квинс.

Туннель всегда вызывал беспокойство. Примерно в 1880 году Уильям Стейнвей хотел пустить поезда между Манхэттеном и своей перспективной фортепианной фабрикой в Квинсе. Проект был запущен, проложен под землей, а потом… бум! Взрыв убил пятерых рабочих и разорил подрядчика.

Тем не менее, тоннель выстоял, и его отходы образовали островок размером 200×100 футов у побережья Восточного Мидтауна. Он был назван островом Бельмонт, в честь финансирующего проект лица.

Неизвестно для всех, но этот крошечный участок впоследствии окажется в зоне видимости штаб-квартиры Организации Объединенных Наций, строительство которой было завершено в 1948 году. Теперь рукотворный курган грязи стал идеальным местом для партизанского протеста. В 1972 году Бельмонт был объявлен “Островом свободы советского еврейства” и занят на 2,5 часа в знак протеста против советской эмиграционной политики.

Но уже через пять лет Бельмонт стал самым странным островом Нью-Йорка… во всяком случае, неофициально. В 1977 году последователи гуру Шри Чинмоя, который служил межрелигиозным капелланом ООН, арендовали землю и переименовали ее в честь бирманского бывшего генерального секретаря ООН У Тана, друга Чинмоя. Сегодня здесь находится “арка единства” из личных вещей Тана.

5Фальшивый остров, реальный ущерб: Взрыв “Черного Тома”

Шел 1916 год, и, хотя США еще не вступили в Первую мировую войну, производственная мощь страны делала ее постоянным поставщиком боеприпасов для англичан и французов. Большая часть этих боеприпасов поставлялась из Большого Нью-Йорка – на самом деле они находились прямо за рекой, в Джерси-Сити, штат Нью-Джерси.

Местом высадки был искусственный остров – остров Черного Тома, якобы названный так в честь местного темнокожего рыбака (много шума, 1910-е годы?) – изначально построенный вокруг труднодоступной скалы, которая делала навигацию опасной. Там был построен железнодорожный узел, где 30 июля 1916 года около двух миллионов тонн военных материалов были готовы к отправке за границу.

Затем… бум! Немецкие диверсанты взорвали его. Взрыв был эквивалентен землетрясению силой от 5,0 до 5,5 баллов по шкале Рихтера. Окна в радиусе 25 миль разлетелись вдребезги, внешняя стена мэрии Джерси-Сити покрылась трещинами, а металлические осколки повредили юбку Статуи Свободы. Вновь прибывшие на близлежащий остров Эллис были эвакуированы. Семь человек погибли, а ущерб оценивается в 20 миллионов долларов.

В сочетании с непрекращающимися атаками немецких подводных лодок и попытками убедить Мексику заключить союз с кайзером против Америки, инцидент с Черным Томом стал одним из факторов, повлиявших на окончательное вступление Америки в войну в апреле 1917 года. Сегодня остров Черного Тома соединен с Государственным парком Либерти, который получил известность как место массового оказания помощи сразу после террористических атак 11 сентября 2001 года.

4Просто отбросы: самый пахучий остров Нью-Йорка

Прежде чем Нью-Йорк стал городом метро и такси, он, как и многие города, был городом лошадей. Конные экипажи пронизывали улицы; к 1900 году в Нью-Йорке проживало около 200 000 лошадей – и это, собственно, главная причина того, что во многих домах есть лестницы, ведущие к входной двери. Кому хочется, чтобы первый шаг на улицу был по щиколотку в дерьме?

В любом случае, эти лошади неизбежно умирали, а когда умирали, их туши использовались для изготовления клея и удобрений. В период с 1850 по 1930 год это происходило в основном на небольшой полосе у юго-восточного побережья Бруклина под названием Баррен-Айленд. В течение десятилетий отбросы сотен тысяч лошадей буквально стекали в окружающие воды, что дало название заливу Мертвой Лошади, которое существует и по сей день.

Здесь история острова Баррен переходит от просто отвратительной к просто странной. Примерно в 1900 году этот участок стал использоваться в качестве мусорной свалки. Заполненная до отказа к 1930 году, она была закрыта крышкой и оставлена гнить, что большая ее часть неизменно и сделала.

Но затем, в 1950 году, крышка лопнула. С тех пор медленно разлагающийся мусор – например, стекло – постоянно просачивался на поверхность острова, а также в залив. У залива Мертвой лошади внезапно появился не менее обескураживающий сосед: Пляж стеклянных бутылок.

В течение многих лет этот район стал популярным местом для любителей антиквариата, ищущих сегодняшние сокровища среди вчерашнего хлама. Однако в прошлом году доступ в этот район был приостановлен, когда был обнаружен высокий уровень радиоактивности.

3В числе худших в Америке: Остров Райкера

Остров, который является синонимом места заключения в Нью-Йорке, не всегда был адской дырой, постоянно входящей в десятку худших мест для отбывания наказания в Соединенных Штатах. На самом деле, когда-то он был довольно причудливым.

Рикерс” назван в честь Абрахама Райкена, голландского поселенца, который переехал на Лонг-Айленд в 1638 году и купил этот участок в 1664 году. Потомки Райкена, семья Рикер, владели участком до 1884 года, когда он был продан городу за 180 000 долларов. Наряду с привлекательными сельскохозяйственными угодьями, остров служил тренировочной площадкой для нью-йоркских войск во время Гражданской войны.

Ее упадок начался в 1925 году. Теперь, официально являясь частью большого Нью-Йорка, муниципальные лидеры хотели заменить переполненную, обветшавшую тюрьму на вышеупомянутом острове Рузвельта (тогда он назывался островом Уэлфэр). Они выбрали Райкерс, и тюрьма открылась в 1932 году.

Почему Райкер? Потому что это уже была зона бедствия. К 1930 году там было свалено около 1,5 миллиона кубических ярдов мусора – больше, чем объем обломков, перемещенных для строительства Всемирного торгового центра в 1960-х годах. Большая часть отходов была золой от угольного отопления и мусоросжигательных печей, вызывавших спонтанные фосфоресцирующие пожары. Весело.

Сегодня на острове Райкерс находятся десять городских тюрем разной степени разрухи и опасности. До прошлого года многие заключенные были бедняками, арестованными за мелкие правонарушения, не имеющими возможности выйти под залог и ожидающими слушаний в городских судах, которые, как известно, перегружены.

2Длина мили, миллион мертвецов: Остров Харт

В полумиле к востоку от более густонаселенного острова Сити в Бронксе, остров Харт длиной в милю и шириной в 1/3 мили имеет, пожалуй, самую мрачную историю среди всех участков в Большом Нью-Йорке.

Все начиналось достаточно многообещающе. Впервые остров Харт был публично использован в 1864 году в качестве тренировочной базы для чернокожих войск Союза во время Гражданской войны. Поскольку в том году число военнопленных увеличилось – в основном из-за того, что лидеры Конфедерации отказывались принимать чернокожих пленных, что побудило лидеров Союза в знак протеста отменить обмен пленными, – на острове появился лагерь для военных заключенных. После войны в Харте размещались другие не очень веселые учреждения, включая туберкулезный санаторий, тюрьму, приют для бездомных и исправительное заведение для мальчиков.

Но самое главное, остров был гончарным полем. Невероятно, но останки более миллиона тел лежат в неглубоких братских могилах по всему небольшому участку. Это не были шикарные похороны: на Харте хоронили бездомных, неимущих, невостребованных и больных (подробнее об этом чуть позже).

На самом деле, захоронения происходят и сегодня, хотя их гораздо меньше – около 1 500 в год. Это печальное деяние совершают жители другого близлежащего острова: Райкерс-Айленд, печально известной главной городской тюрьмы. Таким образом, заключенных переправляют на принудительное копание могил в самое жуткое место во всем городе. Никогда не попадайте под арест в Нью-Йорке, друзья.

Недавно была предпринята попытка идентифицировать как можно больше душ, похороненных на острове Харт. Эта инициатива включает в себя увлекательную интерактивную карту, показывающую ход реализации проекта.

1Харт-брейкинг: остров Харт, КОВИД и СПИД

Нью-Йорк, центр международных путешествий, стал одним из первых населенных пунктов США, наводненных пандемией COVID-19. Перегружены были не только больницы: в городских моргах быстро закончились места, и тела пришлось хранить в огромных грузовиках-морозильниках и других импровизированных помещениях.

К марту 2021 года Нью-Йорк был готов похоронить в Харте каждую десятую жертву КОВИДа. Фотографии рабочих в защитном снаряжении, хоронящих людей в неглубоких могилах, появились в местных СМИ. В 2020 году там было захоронено не менее 2 300 взрослых – в 2,5 раза больше, чем в 2019 году, и на 1 000 больше, чем в 1988 году.

Этот год – 1988 – знаменателен тем, что на него пришелся пик смертей от СПИДа в Нью-Йорке. Харт-Айленд тесно связан с эпидемией СПИДа, во многом благодаря широко распространенной в тот период паранойе. Начиная с 1985 года, первые жители Нью-Йорка, признанные жертвами СПИДа, были отправлены на остров Харт, а затем похоронены в изолированном месте, вдали от останков других людей, в глубоких могилах под несколькими футами земли, а не под тремя, как обычно.

На самом деле, единственное обозначенное место захоронения на острове Харт принадлежит первой в Нью-Йорке жертве СПИДа среди детей. На бетонной табличке просто написано: “SC (особый ребенок) B1 (Baby 1) 1985″.

Крис пишет аналитические статьи для крупных ежедневных газет, статьи об отцовстве для Parents.com и, поскольку у него не все в порядке с головой, эссе для изданий о трезвости и психическом здоровье.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>